побольше таких людей в нашем жестоком мире...

  Ранее утро…8 марта. Будильник зазвенел, и даже не успев, как следует начать свою песню, умолк под натиском моего пальца. Почти в темноте оделся, тихо прикрыв входную дверь, направился к базару. Чуть стало светать. Я бы не сказал, что погода была весенней. Ледяной ветер так и норовил забраться под куртку. Подняв воротник и опустив в него как можно ниже голову, я приближался к базару. Я еще за неделю до этого решил, ни каких роз, только весенние цветы… праздник же весенний. Я подошел к базару. Перед входом, стояла огромная корзина с очень красивыми весенними цветами. Это были Мимозы. Я подошел, да цветы действительно красивы. 

— А кто продавец, спросил я, пряча руки в карманы. Только сейчас, я почувствовал, какой ледяной ветер. 
— А ты сынок подожди, она отошла не на долго, щас вернется, сказала тетка, торговавшая по соседству саленными огурцами. 

   Я стал в сторонке, закурил и даже начал чуть улыбаться, когда представил, как обрадуются мои женщины, дочка и жена. Напротив меня стоял старик. Сейчас я не могу сказать, что именно, но в его облике меня что-то привлекло. Старотипный плащ, фасона 1965 года, на нем не было места, которое было бы не зашито. Но этот заштопанный и перештопанный плащ был чистым. Брюки, такие же старые, но до безумия наутюженные. Ботинки, начищены до зеркального блеска, но это не могло скрыть их возраста. Один ботинок, был перевязан проволокой. Я так понял, что подошва на нем просто отвалилась. Из — под плаща, была видна старая почти ветхая рубашка, но и она была чистой и наутюженной. Лицо, его лицо было обычным лицом старого человека, вот только во взгляде, было что-то непреклонное и гордое, не смотря ни на что. Сегодня был праздник, и я уже понял, что дед не мог быть не бритым в такой день. На его лице было с десяток порезов, некоторые из них были заклеены кусочками газеты. Деда трусило от холода, его руки были синего цвета… его очень трусило, но она стоял на ветру и ждал. Какой-то не хороший комок подкатил к моему горлу. Я начал замерзать, а продавщицы все не было. Я продолжал рассматривать деда. По многим мелочам я догадался, что дед не алкаш, он просто старый измученный бедностью и старостью человек. И еще я просто явно почувствовал, что дед стесняется теперешнего своего положения за чертой бедности. К корзине подошла продавщица. Дед робким шагом двинулся к ней. Я тоже подошел к ней. Дед подошел к продавщице, я остался чуть позади него. 

— Хозяюшка… милая, а сколько стоит одна веточка Мимозы, — дрожащими от холода губами спросил дед. 
— Так, ану вали отсюдава алкаш, попрошайничать надумал, давай вали, а то… прорычала продавщица на деда. 
— Хозяюшка, я не алкаш, да и не пью я вообще, мне бы одну веточку… сколько она стоит? — тихо спросил дед. Я стоял позади него и чуть сбоку. Я увидел, как у деда в глазах стояли слезы… 
— Одна, да буду с тобой возиться, алкашня, давай вали отсюдава, — рыкнула продавщица. 
— Хозяюшка, ты просто скажи, сколько стоит, а не кричи на меня, — так же тихо сказал дед. 
— Ладно, для тебя, алкаш, 5 рублей ветка, — с какой-то ухмылкой сказала продавщица. 

На ее лице проступила ехидная улыбка. Дед вытащил дрожащую руку из кармана, на его ладони лежало, три бумажки по рублю. 

— Хозяюшка, у меня есть три рубля, может найдешь для меня веточку на три рубля, — как-то очень тихо спросил дед. 

Я видел его глаза. До сих пор, я ни когда не видел столько тоски и боли в глазах мужчины. Деда трусило от холода как лист бумаги на ветру. 

— На три тебе найти, алкаш, га га га, щас я тебе найду, — уже прогорлопанила продавщица. 
Она нагнулась к корзине, долго в ней ковырялась… 

— На держи, алкаш, беги к своей алкашке, дари га га га га, — дико захохотала эта дура. 

В синей от холода руке деда я увидел ветку Мимозы, она была сломана по середине. Дед пытался второй рукой придать этой ветке божеский вид, но она, не желая слушать его, ломалась пополам и цветы смотрели в землю… На руку деда упала слеза… Дед стоял и держал в руке поломанный цветок и плакал. 

— Слышишь ты, сука, что же ты, блядь, делаешь? — начал я, пытаясь сохранить остатки спокойствия и не заехать продавщице в голову кулаком. 

Видимо, в моих глазах было что-то такое, что продавщица как-то побледнела и даже уменьшилась в росте. Она просто смотрела на меня как мышь на удава и молчала. 

— Дед, а ну подожди, — сказал я, взяв деда за руку. — Ты курица, тупая сколько стоит твое ведро, отвечай быстро и внятно, что бы я не напрягал слух, — еле слышно, но очень понятно прошипел я. 
— Э… а… ну… я не знаю, — промямлила продавщица.  
— Я последний раз у тебя спрашиваю, сколько стоит ведро? 
— Наверное 50 гривен, — сказала продавщица.  

Все это время, дед не понимающе смотрел то на меня, то на продавщицу. Я кинул под ноги продавщице купюру, вытащил цветы и протянул их деду. 
— На отец, бери, и иди поздравляй свою жену, — сказал я. 

Слезы, одна за одной, покатились по морщинистым щекам деда. Он мотал головой и плакал, просто молча плакал… У меня у самого слезы стояли в глазах. Дед мотал головой в знак отказа, и второй рукой прикрывал свою поломанную ветку. 

— Хорошо, отец, пошли вместе, сказал я и взял деда под руку. 

Я нес цветы, дед свою поломанную ветку, мы шли молча. По дороге я потянул деда в гастроном, купил торт, и бутылку красного вина. И тут я вспомнил, что не купил цветы своим девочкам. 

— Отец, послушай меня внимательно. У меня есть деньги, для меня не сыграют роль эти 50 гривен, а тебе с поломанной веткой идти к жене не гоже, сегодня же Восьмое марта, бери цветы, вино и торт и иди к ней, поздравляй. 

У деда хлынули слезы… они текли по его щекам и падали на плащ, у него задрожали губы. Больше я на это смотреть не мог, у меня у самого слезы стояли в глазах. Я буквально силой впихнул деду в руки цветы, торт и вино, развернулся, и вытирая глаза сделал шаг к выходу. 

— Мы… мы…45 лет вместе… она заболела… я не мог… ее оставить сегодня без подарка, — тихо сказал дед, спасибо тебе… 

Я бежал, даже не понимая куда бегу. Слезы сами текли по моим щекам…  
Комментариев: 8

Вот так надо зарабатывать деньги )))

Маленькая старушка заходит в Национальный Банк, держа в руках мешок денег. Она настаивает, что должна говорить только с президентом банка по поводу открытия сберегательного счета, поскольку, Это очень много денег!.. После изрядных пререканий и споров, персонал банка, наконец, проводил ее в офис президента (клиент всегда прав!). Президент банка затем спросил ее, какую сумму она желает положить на счет. Старушка ответила: 165 тысяч долларов! — и вывалила деньги из своего мешка на его стол. Президенту, естественно, было любопытно, откуда у нее вся эта наличка, и он задал ей вопрос: Мадам, я удивлен, что Вы носите с собой столько наличных. Откуда у Вас столько денег?.. Старушка ответила: Я заключаю пари. — Пари? Какого рода пари? — Ну, к примеру, я могу поспорить с Вами на 25 тыс. долларов, что у Вас квадратные яйца. — Ха,-- засмеялся президент,-- Это глупое пари. Такое пари Вы никогда не выиграете! — Так Вы принимаете мою ставку? — с вызовом спросила старушка. — Конечно, спорю на 25000 $, что мои яйца не квадратные! -Хорошо, однако, поскольку речь идет о большой сумме, я приведу с собой завтра в 10:00 своего адвоката как свидетеля? — Конечно, — ответил уверенный в себе президент. Этой ночью президент весьма разнервничался в связи с пари и провел много времени перед зеркалом, проверяя свои яйца, поворачиваясь из стороны в сторону, снова и снова. Он тщательно проверил их, пока не убедился, что ни при каких обстоятельствах его яйца нельзя было назвать квадратными, и он легко выиграет пари. Наследующее утро, ровно в 10:00, старушка вместе со своим адвокатом былив офисе президента. Она представила адвоката президенту и повторила условия пари: 25000 $ против того, что яйца президента квадратные! Президент согласился снова с пари, и старушка попросила его спустить штаны, чтобы они смогли посмотреть. Президент исполнил просьбу.Старушка пристально взглянула на яйца и затем попросила, могла бы она их проверить на ощупь? Ладно,-- сказал президент,$ 25000 — это много денег, и я думаю, Вы должны абсолютно удостовериться. В этот момент он заметил, что адвокат тихо бъется головой о стену. На вопрос президента Что, черт возьми, твориться с Вашим адокатом? старушка ответила: Ничего, кроме того, что я поспорила с ним на 100 тысяч долларов, чтосе годня в 10:00 я буду держать за яйца президента Национального Банка.
Комментариев: 4

А у тебя есть верный друг?=)

Собаке все равно, бедный ты или богатый, образованный или неграмотный, умный или тугодум. Отдай ей свое сердце, и она ответит тебе тем же.
Комментариев: 5

Любите своих МАМ

Вот идешь… Куришь и думаешь, вспоминаешь: 
Как сидели как-то лет так в шесть на горке и 
«курили» сладкие сигареты, где внутри жвачка. Затягивались, крутые 
были. Сладкий запах. Ни о чём не думали. Если бы мы знали… Что чрез каких-то 
10 лет м будем курить настоящие. Всамделишные. Толстые. И чем крепче, тем 
лучше. С горьким вкусом. Впитывать капли никотинового яда. Чтобы просто отлегло 
чуть-чуть. Мы больше не крутые. Мы — как все. 

А родители? 

А родители воспитывали ангелов. Кутали в шарфики, одевали в 
платьица, полосатые штанишки. Покупали кукол, грузовички, цветные книжки, 
раскраски, фломастеры 

Вытирали нос, коленки. Возили на юг. Пихали в нас витамины. 
Ласково наблюдали за нами, когда мы играли в песочнице. Звали из окна домой 
обедать Выбирали с нами первый портфель. Проверяли уроки. Наказывали. Дарили 
подарки. Смешно прятали их под ёлку. 

Выслушивали пресловутое 

«Мам я больше не бууудууу… мам я больше не бууудууу...». 

Радовали нас словами«Ну не хочешь, не ешь». 

Звонили по сто раз в день, спрашивая, покушали ли мы. 

Ласково будили с утра, стягивая одеяло и вопя на ухо 
«Ты знаешь, который чааас?!!». 

Расписывались в 
дневнике, не глядя. Рассекречивали подделанные оценки. Приходили с собрания и капали 
валерьянки. Беседовали с родителями одноклассников, повторяя «А моя то! А мой то!». 

А мы отплатили. 

Мы отплатили 

Сполна. 

«Мам, я никогда не буду как этот дядька, сказала, 
однажды я, увидев в фильме матерящегося мужика с сигаретой в зубах. 

Да, Не будешь! 

Ты уже стала. Ты хуже. Мы все такие. Мы все обещали. Мы 
клялись. Если бы знали 

Мамочки, папочки, как их дети матерятся на каждом углу. Во
весь голос. Посмотрите, как 

мы можем! Мы взрослые, твою мать! 

Ну что чего хотели, то и получили! Взрослые мы блин. Срываемся 
на родителей по пустякам. Говори друзьям „сделав умное лицо“ по типу – Бл*ть 

Мама звонит- А ведь она просто хочет узнать, не голоден ли 
её ребенок, не мерзнет ли он 

на улице. 

А мы… Мат, мат, мат, Компьютер, Сеть, Вконтакте, Учеба, Друзья, 
Друзья, и еще раз Друзья. Не убираемся в комнате, когда нас просят по 15 раз. Хамим 
сами не замечая 

этого и даже не задумываясь над этим. Мы уже забыли 

что значит говорить правду в глаза. Просто обнять маму, поговорить 
спросить как 

день прошел. 

А раньше.... 

-Мамочка я люблю тебя! 

-И я тебя мое сокровище- 

С радостью и слезами 
на глазах отвечала мама. 
Комментариев: 0

побольше таких людей в нашем жестоком мире...

  Ранее утро…8 марта. Будильник зазвенел, и даже не успев, как следует начать свою песню, умолк под натиском моего пальца. Почти в темноте оделся, тихо прикрыв входную дверь, направился к базару. Чуть стало светать. Я бы не сказал, что погода была весенней. Ледяной ветер так и норовил забраться под куртку. Подняв воротник и опустив в него как можно ниже голову, я приближался к базару. Я еще за неделю до этого решил, ни каких роз, только весенние цветы… праздник же весенний. Я подошел к базару. Перед входом, стояла огромная корзина с очень красивыми весенними цветами. Это были Мимозы. Я подошел, да цветы действительно красивы. 

— А кто продавец, спросил я, пряча руки в карманы. Только сейчас, я почувствовал, какой ледяной ветер. 
— А ты сынок подожди, она отошла не на долго, щас вернется, сказала тетка, торговавшая по соседству саленными огурцами. 

   Я стал в сторонке, закурил и даже начал чуть улыбаться, когда представил, как обрадуются мои женщины, дочка и жена. Напротив меня стоял старик. Сейчас я не могу сказать, что именно, но в его облике меня что-то привлекло. Старотипный плащ, фасона 1965 года, на нем не было места, которое было бы не зашито. Но этот заштопанный и перештопанный плащ был чистым. Брюки, такие же старые, но до безумия наутюженные. Ботинки, начищены до зеркального блеска, но это не могло скрыть их возраста. Один ботинок, был перевязан проволокой. Я так понял, что подошва на нем просто отвалилась. Из — под плаща, была видна старая почти ветхая рубашка, но и она была чистой и наутюженной. Лицо, его лицо было обычным лицом старого человека, вот только во взгляде, было что-то непреклонное и гордое, не смотря ни на что. Сегодня был праздник, и я уже понял, что дед не мог быть не бритым в такой день. На его лице было с десяток порезов, некоторые из них были заклеены кусочками газеты. Деда трусило от холода, его руки были синего цвета… его очень трусило, но она стоял на ветру и ждал. Какой-то не хороший комок подкатил к моему горлу. Я начал замерзать, а продавщицы все не было. Я продолжал рассматривать деда. По многим мелочам я догадался, что дед не алкаш, он просто старый измученный бедностью и старостью человек. И еще я просто явно почувствовал, что дед стесняется теперешнего своего положения за чертой бедности. К корзине подошла продавщица. Дед робким шагом двинулся к ней. Я тоже подошел к ней. Дед подошел к продавщице, я остался чуть позади него. 

— Хозяюшка… милая, а сколько стоит одна веточка Мимозы, — дрожащими от холода губами спросил дед. 
— Так, ану вали отсюдава алкаш, попрошайничать надумал, давай вали, а то… прорычала продавщица на деда. 
— Хозяюшка, я не алкаш, да и не пью я вообще, мне бы одну веточку… сколько она стоит? — тихо спросил дед. Я стоял позади него и чуть сбоку. Я увидел, как у деда в глазах стояли слезы… 
— Одна, да буду с тобой возиться, алкашня, давай вали отсюдава, — рыкнула продавщица. 
— Хозяюшка, ты просто скажи, сколько стоит, а не кричи на меня, — так же тихо сказал дед. 
— Ладно, для тебя, алкаш, 5 рублей ветка, — с какой-то ухмылкой сказала продавщица. 

На ее лице проступила ехидная улыбка. Дед вытащил дрожащую руку из кармана, на его ладони лежало, три бумажки по рублю. 

— Хозяюшка, у меня есть три рубля, может найдешь для меня веточку на три рубля, — как-то очень тихо спросил дед. 

Я видел его глаза. До сих пор, я ни когда не видел столько тоски и боли в глазах мужчины. Деда трусило от холода как лист бумаги на ветру. 

— На три тебе найти, алкаш, га га га, щас я тебе найду, — уже прогорлопанила продавщица. 
Она нагнулась к корзине, долго в ней ковырялась… 

— На держи, алкаш, беги к своей алкашке, дари га га га га, — дико захохотала эта дура. 

В синей от холода руке деда я увидел ветку Мимозы, она была сломана по середине. Дед пытался второй рукой придать этой ветке божеский вид, но она, не желая слушать его, ломалась пополам и цветы смотрели в землю… На руку деда упала слеза… Дед стоял и держал в руке поломанный цветок и плакал. 

— Слышишь ты, сука, что же ты, блядь, делаешь? — начал я, пытаясь сохранить остатки спокойствия и не заехать продавщице в голову кулаком. 

Видимо, в моих глазах было что-то такое, что продавщица как-то побледнела и даже уменьшилась в росте. Она просто смотрела на меня как мышь на удава и молчала. 

— Дед, а ну подожди, — сказал я, взяв деда за руку. — Ты курица, тупая сколько стоит твое ведро, отвечай быстро и внятно, что бы я не напрягал слух, — еле слышно, но очень понятно прошипел я. 
— Э… а… ну… я не знаю, — промямлила продавщица.  
— Я последний раз у тебя спрашиваю, сколько стоит ведро? 
— Наверное 50 гривен, — сказала продавщица.  

Все это время, дед не понимающе смотрел то на меня, то на продавщицу. Я кинул под ноги продавщице купюру, вытащил цветы и протянул их деду. 
— На отец, бери, и иди поздравляй свою жену, — сказал я. 

Слезы, одна за одной, покатились по морщинистым щекам деда. Он мотал головой и плакал, просто молча плакал… У меня у самого слезы стояли в глазах. Дед мотал головой в знак отказа, и второй рукой прикрывал свою поломанную ветку. 

— Хорошо, отец, пошли вместе, сказал я и взял деда под руку. 

Я нес цветы, дед свою поломанную ветку, мы шли молча. По дороге я потянул деда в гастроном, купил торт, и бутылку красного вина. И тут я вспомнил, что не купил цветы своим девочкам. 

— Отец, послушай меня внимательно. У меня есть деньги, для меня не сыграют роль эти 50 гривен, а тебе с поломанной веткой идти к жене не гоже, сегодня же Восьмое марта, бери цветы, вино и торт и иди к ней, поздравляй. 

У деда хлынули слезы… они текли по его щекам и падали на плащ, у него задрожали губы. Больше я на это смотреть не мог, у меня у самого слезы стояли в глазах. Я буквально силой впихнул деду в руки цветы, торт и вино, развернулся, и вытирая глаза сделал шаг к выходу. 

— Мы… мы…45 лет вместе… она заболела… я не мог… ее оставить сегодня без подарка, — тихо сказал дед, спасибо тебе… 

Я бежал, даже не понимая куда бегу. Слезы сами текли по моим щекам…  
Комментариев: 0

А какой сегодня ты?=)

Комментариев: 10

У меня сегодня очень полезное настроение - меня одну можно на войну отправлять - убью всех.

Комментариев: 0

Прочитайте.Тронуло. Автор неизвестен. Аж мурашки по телу..

Работаю оператором в Теle2. Звонят разные люди, у всех свои проблемы. У кого ««гудок»не работает, у кого деньги списали, кто-то просто звонит и молчит… в среднем за день мне дозванивается около 300 абонентов, это около 7500 человек за месяц… Но был один единственный звонок, который я, наверное, никогда не забуду… был уже поздний вечер, у меня хорошее настроение, конец смены, позвонил мужчина, лет 50.
-«Компания Теле2, бла-бла-бла…» -»девушка, здравствуйте.посмотрите, когда с номера … последний раз звонки совершали.» 
Проверяю пасп. данные, вижу, симка уже не пользуются несколько месяцев. Решила предупредить, что если абон. не пользуется сим в течении 180 дней, то она будет блокирована. 
Он перебил меня: 
-да, да я знаю. Это номер моей жены… 
Молчание..
-вы меня слышите? 
-да, простите…Это номер моей жены. Дело в том, что она умерла 4 месяца назад… на похоронах я положил телефон рядом с ней. И каждый вечер в 9 часов звоню ей, слушаю эту дурацкую мелодию из к/ф бриллиантовая рука, которая, почему-то, ей так нравилась… а сегодня я услышал, что телефон абонента выключен…наверное, батарея села… я хотел попросить вас, чтоб вы сим не блокировали… не хочу позвонить и услышать в трубке другую мелодию или чужой голос, хочу, чтобы этот телефон всегда был рядом с ней… 
Он заплакал, у меня мурашки по всему телу пробежали. Я должна объяснить, что нужно, чтобы с этой сим хотя бы раз позвонили или смс отправили, но как бы это бредово звучало. Не знаю, что сказать, понимаю, что ничем, черт возьми, ему помочь не могу. Начала успокаивать его: 
-я понимаю… мне очень жаль… 
-девушка, вы не подумайте, что у меня с головой не все в порядке, просто я ее очень сильно люблю… 
Бросил трубку… у меня слезы наворачивались, я была в ступоре… на линии очередь человек 30, а я сижу и плачу… 
Только задуматься, насколько сильной бывает любовь, что даже осознавая, что уже ничего не вернуть, ничего не исправить, ты звонишь на номер уже в сотый раз и все надеешься… надеешься, что на том конце вновь услышишь любимый и до боли родной голос..
Комментариев: 0
ПоХ_йА_фЕя)
ПоХ_йА_фЕя)
Была на сайте никогда
Родилась: 23 Ноября
Читателей: 4 Опыт: 0 Карма: 1
все 2 Мои друзья